Куда съездить на Байкале

Все места

Где остановиться на Байкале

Памятка туристу

  • Лучшее время для круиза по Байкалу на катере - вторая половина июня
  • При путешествиях по льду Байкала узнайте о ледовой обстановке, а при поездке на автомобилях придерживайтесь только установленных зимников или пригла­шайте ледовых проводников.
  • Если в походе вы использовали для ночлега охотничье зимовье, не забудьте оставить в зимовье небольшой запас сухих дров, спичек и соли. Это жизненно важная охотничья традиция Сибири
  • Во время грозы опасно оставаться вблизи реки, озера. Также не следует пользоваться зонтиком и телефоном. Находясь в помещении, отключите все электроприборы

Байкал

Людей со всего мира более всего притягивает Байкал – самое чистое и самое глубокое озеро на планете. Байкал называют «батюшкой», и это не случайно: «батюшке» больше 20 миллионов лет. Сегодня максималь­ная глубина Байкала 1637 м – самая большая среди озер земного шара. Как свидетельствуют ученые, берега «священного моря» расходятся на два сантиметра в год, и на этом основании делается предположение, что Байкал – это зарождающийся океан; интерес­ное, хотя и фантастическое предпо­ложение…

Байкал огромен – он простира­ется в длину более чем на 600 км, протяженность береговой линии более 2000 км, большая ее часть (около 60%) – на территории Буря­тии. Воды в Байкале больше, чем вмещают все пять Великих амери­канских озер – около 23 тысяч ку­бических км – пятая часть всех по­верхностных пресных вод в озерах и реках мира и четыре пятых во­дных запасов России. И не простой, а самой живой и вечной на планете. Ее приносят в сухой год 330 боль­ших и малых рек, а в год большой воды, когда по прибрежным горам хлещут ливни, когда теплые дожди усиливают таяние ледников на вер­шинах, таких притоков становится до 500! Они несут с собой, особенно во время весенних и осенних раз­ливов, и невидимые частицы мине­ральных солей, залегающих на их пути вдоль русел, и отмирающую хвою сосен и лиственниц, стоящих на их берегах, и желтую осеннюю листву, и зазевавшихся зверьков... Но все это исчезает в немыслимой пучине, и снова она от поверхности до донышка кристально чиста. Са­мые полноводные реки – Селенга, Баргузин, Верхняя Ангара, и все – на территории Бурятии.

Байкал – великий отстойник. Каж­дая капля воды, попавшая в него с неба и с прибрежных гор и долин, проводит в его лоне четыре века! За это время все взвешенные части­цы уходят на дно, мельчайшие из них поглощаются многочисленными рачками, главными чистильщиками великого озера-моря. Эти рачки – одно из чудес Байкала. Малюсень­кий рачок эпишура – длиной всего в полтора миллиметра, но под одним квадратным метром поверхности озера ученые насчитывали их до трех миллионов! Эти рачки – не про­сто рыбий корм, за год армада нена­сытных малюток способна трижды очистить верхний пятидесятиметро­вый слой воды. Так взаимозависимо все в природе! Подумать только: чистота Байкала зависит и от малю­сенького живого существа, в полто­ра миллиметра длиной!

Вода в Байкале находится в посто­янном перемешивании – гигантская топка, спрятанная в глубинах Земли под озером, подогревает донные воды, и они поднимаются кверху, создают течения, аэрируют огром­ную толщу. Усиливают водообмен и ветры, поднимающие волну. Самый свежий ветер – баргузин, дующий с Баргузинского хребта, воспетый в старинной песне.

Не зря называют байкальскую воду живой – от поверхности до самой глубины насыщена она кислородом, дающим ей и цвет, и силу. И прозрач­ность до самой глубины. Эту про­зрачность создает и самый прозрач­ный на Земле воздух над Байкалом – за счет этого солнечная радиация проникает в глубины, а свет и тепло – тоже источники жизни.

На глазах, с каждой минутой меняет­ся цвет байкальской воды – от нежно- голубого до пронзительно-синего, а вскоре может стать серебряной, по­том свинцовой или совсем черной. А то становится изумрудно-зеленой, как таинственный нефрит, в великом множестве рассыпанный по берегам озера. Прибавьте к этим береговым особинкам горячие, не замерзаю­щие даже в лютый сорокаградусный мороз, целебные источники – свиде­тельство существования подземного огня под Байкалом, прибавьте пою­щие пески в бухте близ мыса Турали, что отвечают на каждый шаг загадоч­ным скрипом... А зимой огромные хрустальные торосы, вытолкнутые на берег свирепыми бурями, бушую­щими в дни ледостава, и сваленные в беспорядке друг на друга, впиты­вают все краски неба и кажутся дра­гоценными сокровищами.

Байкальский пейзаж в миниатюре, кажется, соединяет в себе наиболее типичные ландшафты всего мира. Только что был берег, похожий на дикий Кавказ; его сменил мягкий крымский вид; и вот мы уже в При­балтике: длинные песчаные пляжи Энхалука, поросшие травой дюны Турки, чайки, бродящие по отмелям, маленькие бухточки, кружевными зигзагами вспененного прилива украсившие Баргузинский залив... Байкальские бухты – выдающиеся ландшафтные памятники, и потому сохранение их от разрушений, от напористого антропогенного вме­шательства – дело планетарного значения.

По берегам Байкала вздымаются скалы самых изысканных и неве­роятных очертаний, недосягаемых береговых утесов и заповедной тай­ги, к красоте которых невозможно привыкнуть. Первозданные, нетро­нутые берега Байкала, его загадоч­ность и красота, его целебные ис­точники и необыкновенный климат привлекают гостей со всего мира.

Байкал богат и разнообразен. Жи­вотный мир – более 1500 видов, рас­тительный – более тысячи, многие из которых нигде, кроме «священ­ного моря» не встречаются. Один из самых удивительных – един­ственный на земле пресноводный тюлень, симпатичная усатая нерпа, которую можно встретить в разных местах Байкала и зимой, и летом. Но более всего – на Ушканьих островах, территории Забайкальского нацио­нального парка.

Байкальскими загадками называ­ют и глубоководную прозрачную живородящую рыбку голомянку – маленькую рыбку, столь резко от­личающаяся от всего живого мира озера, поистине диво дивное. В глу­бинах она кажется вырезанной из нежно-розового перламутра. Поч­ти наполовину рыбка состоит из жира, используемого и знаменитый омуль – самая популярная рыба здесь, воспетый в песнях и ста­ринных легендах. Уж на что бычок – одна из самых распространенных рыб на земном шаре. Однако из 29 видов бычковых рыб, населяющих Байкал, 22 вида не повторяются за его пределами нигде в мире. Омуль, который тысячелетиями был глав­ной промысловой рыбой для мест­ных жителей, и серебристый на­рядный хариус – сибирская форель. Дело в том, что омуль, а также нерпа – один из видов океанского тюленя, многие века живущие в пресной воде Байкала, имеют океанское происхождение. Каким же образом попали они в Байкал?

Еще в XIX веке велись разговоры о том, что Байкал был в доисториче­ские времена фьордом Ледовитого океана. Однако широко исследо­ванная территория вокруг голубого сибирского чуда не имеет следов древнего моря. В нашем веке были высказаны предположения, что в древности существовала цепь боль­ших озер, соединенных в единую водную систему, и что Байкал стал как бы их наследником – оттуда в него перекочевали виды животных, характерные для древнейшего пре­сноводья, а также и океанские им­мигранты, веками перебирающие­ся по водным артериям. И, наконец, речь шла о том, что бойкие и от­важные жители севера пробились против течения по системе: океан– Енисей–Ангара–Байкал. До сих пор идут дискуссии, а нерпа в Байкале живет, ее здесь около 60 тысяч осо­бей. И разве что старые нерпы пе­редают друг другу предания своих прабабушек и прадедушек о тайных путях, которые привели их в глу­бинную, равно отдаленную от всех океанов часть Сибири.

А дельта Селенги – особый непо­вторимый мир, таящий в себе не­рестилища рыб, гнездовья много­численных птиц, не только чаек, которые разрезают просторы неба над озером-морем во всех его пре­делах, или уток, откладывающих яйца свои на каменистых вершин­ках многочисленных островов, но и птиц с названиями, непривычными для слуха: чомга, каменка, сибир­ская завирушка, овсянка-ремез, го­лубые сороки, оляпки, что ныряют в воду как аквалангисты.

Каких только птиц нет на Байкале! Ученые зарегистрировали здесь око­ло 250 видов. Тут и, увы, уже исче­зающий лебедь-шипун; и кедровки закапывающие про запас в тайге множество кедровых орехов – сво­еобразный подвиг во имя вечной жизни, потому что из их кладов под­нимается новая поросль кедров; и танцующие журавли, и вальдшнепы...

Сказочно хороши Чивыркуйский перешеек с прилегающей акваторий Байкала и громадным полуостровом Святой Нос – здесь знаменитые бар­ханы, кедровый стланик, черемухо­вые заросли и многокилометровые пляжи с чистейшим песком и озе­ром Арангутай.

Знаменитое байкальское Подлемо­рье – это обрывистые берега, снеж­ники на остроконечных вершинах гор, Чивыркуйский залив с живопис­ными бухтами, чудесными пляжами, термальными источниками в бухтах Змеиная и Нечаевская и сам Баргу­зинский хребет.

Байкал с древних времен считался Священным морем, местом духов­ного поклонения и особой заботы. У бурят издавна считалось обяза­тельным раз в жизни посетить свя­щенные места Байкала. И этим как бы заслужить благословение на бу­дущую добрую жизнь. Одно из таких прекрасных, притягательных мест – Баргузинская долина.

Невозможно описать роскошную красоту северного Байкала, почти со всех сторон окруженную гора­ми высотой до 2500 м. Жемчужина северного Байкала – высокогорное ледниковое озеро Фролиха. По жи­вописности и популярности ему нет равных. Чистейшие воздух и вода, первозданная непроходимая тайга, нетающий снег у вершин гор, шум­ные порожистые речки – все это Фролиха. Здесь и начинается пре­красная страна Забайкалье. В озере обитает редкостная рыба даватчан – реликтовая форма арктического гольца.

На северном Байкале чудодей­ственные термальные источники: Гоуджекит, Дзелинда, Хакусы и Ко­тельниковский. Вот они, кладези природные сибирского моря. В этих местах байкальский омуль и хариус особенно вкусны.

Байкал первозданно красив, в нем еще немало заповедных, таин­ственных мест, нетронутых и даже невиданных человеком. Однако многоопытные путешественники го­ворят, что влечет их не только это – красоту и экзотику они встречали и в других местах планеты. Но вот по­добной мощной энергетики, как на «священном море», не находили, не ощущали, не чувствовали. Энергети­ка эта необъяснима, но люди интуи­тивно идут и едут сюда за подпиткой и заряжаются надолго, а потом воз­вращаются к Байкалу вновь…

Во все времена жизни приходим мы к Байкалу. И с каждым из нас он иной. С ребенком – сказочный и бес­печный, с юношей – романтический и вольный, со зрелым мужем – воз­вышенный, со стариком – мудрый. Мы уходим, он остается, загадочный и неповторимый.

Человек живет надеждой и верой, что священное сибирское море, его приворотная вода, его несравнен­ные берега вечно будут облагора­живать душу человека, служить ему примером чистоты, естественности и благородства.

Интересные туры

Рекомендуем