Нет команды Цыденова, есть команда Бурятии

Нет команды Цыденова, есть команда Бурятии

В интервью «Байкал-Daily» глава Бурятии Алексей Цыденов рассказал о новых инвестиционных проектах, оценил стихийное бедствие со снегом в Улан-Удэ, важность выборов президента России и действия Народного Хурала 

- Ключевой вопрос экономический состоятельности Бурятии - это приток инвестиций. Что делается в этом направлении?

- В инвестиционном плане у нас пошла «движуха». По России шум – в Бурятии что-то происходит, а почему мы в стороне? И вот эта аура – «не опоздать бы, там много вкусного» - создаёт перспективу того, что появляются желающие инвестировать. Всё больше звонков с предложениями - давайте мы тоже к вам приедем. 

Да, мы заинтересованы в частных инвестициях, в том числе и в частно-государственном варианте. И сейчас ведём общение с целым рядом крупных российских компаний по привлечению инвестиций к нам. В первую очередь, это проекты по добыче полезных ископаемых. У нас уже продано месторождение флюорита и кварца. И план инвестиций компании ООО «Друза», которая приобрела это месторождение, составляет 18 миллиардов рублей. Уже более миллиарда инвестировано за несколько месяцев с момента приобретения. 

Второе - конечно, мы ориентируемся ещё на «Озёрное» цинковое месторождение. Сейчас несколько крупных компаний рассматривают вариант приобретения, торгуются с Михаилом Слипенчуком. И есть большая вероятность, что уже в 2018 году начнутся конкретные работы по дальнейшему развитию «Озёрного». 

- То есть сделка по «Озёрному» в 2018 году будет?

- Да, вероятность того, что в том или ином виде сделка будет совершена высокая. Сейчас очень выгодная ситуация с ценой на цинк. На мировом рынке он стоит 3 тысячи долларов за тонну, цена выросла двукратно за год. И это долгосрочная перспектива, поскольку в Австралии цинковый рудник исчерпался. «Озёрный» с его запасами становится мировым трендом, и дефицит цинка в мире будет играть на повышение цены. Есть определённая уверенность, что «Озёрный ГОК» в следующем году получит новое дыхание. 

- В сельском хозяйстве есть крупные инвестиционные проекты? 

- Сейчас у нас оформляется проект по строительству теплиц в Селенгинском районе с объёмом инвестирования более 2 миллиардов рублей. Частный инвестор землю нашёл, бизнес-план полностью разработал. Он уже был в Бурятии несколько раз, соответствующее соглашение сделал. С нашей стороны проект сопровождает Фонд регионального развития. Есть большая вероятность, что к концу 2018 года там всё будет смонтировано и построено. Первый этап – это 10 гектаров теплиц, второй - с возможностью расширения до 20 гектаров. Пока инвестора всё устраивает - наличие тепла, стоимость электричества, вода, земля, спрос на рынке. Землю ему отвели, и работы уже начаты. 

В свою очередь, крупная российская компания «Мираторг» заинтересовалась нашим животноводством. Мы подписываем соглашение, по которому они готовы закупать у нас скот. Интерес их предложения в том, что они закупают у нас молодняк, который ещё ни разу не зимовал. То есть, корова отелилась в феврале-марте, у наших сельчан расходов на телёнка минимум. Лето он пасётся, а в сентябре-октябре его забирают. Причём в живом весе в «Мираторге» дают от 110 рублей за килограмм. Это дороже, чем все предложения, которые у нас есть на местном рынке, плюс гарантированный рынок сбыта с неограниченным объёмом потребления. Сколько сможем произвести - готовы забрать всё. Это очень хорошее предложение для наших животноводческих предприятий. 

- Почему их заинтересовала именно Бурятия?

- Нельзя сказать, что мы такие исключительные. У них сейчас большие объёмы откормочного производства. У «Мираторга» налажена сеть сбыта, переработки, и они закупаются сейчас по всей стране, но в России не так много предложений. И поэтому они пошли к нам - посмотрели, им понравились вкусовые параметры мяса и качество нашего поголовья. За несколько недель после заявления «Мираторга» и состоявшегося совещания уже 200 голов молодняка КРС подготовлено. 

Поэтому сейчас совсем другие перспективы у рынка животноводства Бурятии, исходя из того, что мы получили стабильный неограниченный рынок сбыта. «Мираторг» декларирует, что в ближайшие 5 лет будет забирать все, что мы сможем произвести, это, конечно, очень хорошо. Отсюда возникает перспектива инвестирования в животноводство. 

- Промышленность Бурятии, которую нещадно критикуют, даёт повод для оптимизма? 

- Большую работу делаем с «Улан-Удэнским авиазаводом». Там проекты у нас и по новому виду вертолётов, и по самолёту ДВС 2ДТС – это аналог АН-2. По самолёту есть поддержка на уровне Президента России и федерального Минпромторга. Это непростая и амбициозная задача - ставить новый самолёт «на крыло». И мы рассматриваем его как долгосрочный и стратегический проект на годы вперёд. 

АН-2 с 1947 года производится. И на сегодня в реестре Россавиации стоит более 1200 самолётов на учёте. Понятно, что какая-то часть из них не летает, но всё равно тысяча самолётов – это востребованность рынка и нет никаких предложений отечественных. Только импортные «Пилатус», «Сессна». 

Но они, во-первых, дорогие, во-вторых, импортозависимые по запчастям и обслуживанию. Также к ним есть вопросы по обледенению и прочим параметрам. А наш самолёт будет отвечать всем требованиям и критериям - он более дешёвый и по эксплуатационным параметрам, более эффективный. Очень конкурентоспособный самолёт получился. Можем надолго получить объём работы не только на внутреннем рынке, но и на внешнем. Мы разговаривали с монгольской авиакомпанией «Hunnu Air», которая сейчас летает по маршруту «Улан-Батор – Улан-Удэ». Они посмотрели параметры, и уже сегодня готовы подписать соглашение на поставку 6 самолётов. Но пока ещё не готовы мы. 

И, безусловно, это базовая продукция завода – вертолёты. Налажено производство арктического варианта вертолёта, не имеющего аналогов в мире. Поставлен в серию конвертируемый вертолёт, который силами двух человек за полчаса может быть переоборудован под разные цели, в том числе вип-салон для пассажирских перевозок, санитарный вариант, пожарный вертолёт, грузовой вариант с возможностью внутреннего и подвесного расположения грузов. Создана новая военная модификация вертолёта, поставки которого уже предусмотрены в Гособоронзаказе. 

Надо отдать должное руководству завода – Леониду Белых. Вице-премьер Дмитрий Рогозин во время своего посещения завода отметил, что завод является флагманом всего холдинга «Вертолёты России». 

Летом 2017 года во время визита уже бывшего главы «Россетей» Олега Бударгина и последующих переговоров с новым руководителем Павлом Левинским, договорились, что «Россети» будут закупать для своих нужд продукцию бурятского производства. Уже сейчас «Приборостроительное объединение» отработало выпуск приборов учёта электроэнергии.  Такой продукции в Бурятии никогда не было. И сегодня мы уже с «Россетями» и «Ростелекомом» ведём переговоры на поставку. 

История такова, что «Ростелеком» подписал с «Россетями» энергосервисный контракт по которому обеспечивает энергетикам установку этих приборов учёта. Тысячи приборов должны ставиться, и как раз наше «Приборостроительное объединение» наладило выпуск именно тех приборов, которые нужны. 

Отдельно хочу выделить ЛВРЗ. В этом году рекордные показатели по работам на заводе, никогда они такие объёмы не делали. Мы сюда притягиваем заказы, акцентируемся на нашем заводе. 

Посмотрите на участников конкурса «Серебряная стрела» - в республике запущено много производств и проектов, которые достойны самых положительных отзывов. 

- Транспортные и логистические возможности Бурятии - о них говорят годами… Что делается в этом направлении? 

- У нас сейчас подано три заявки на строительство логистических больших терминалов. Там объём инвестирования как минимум по 500 миллионов рублей на каждый. Интерес связан с наращиванием перевозок из Китая, как на Европу, так и в Россию. А также с подписанным соглашением «Россия - Монголия - Китай», которое предусматривает, что китайские грузы на китайских грузовиках, с китайским водителем могут ехать только до Улан-Удэ. 

Движение дальше на запад будет требовать перегрузку. У нас получаются нормативные условия для создания логистических хабов. На логистические площадки уже китайцы заявились, а также наши предприятия-перевозчики. На прошлой неделе в логистических зонах побывали эмиссары – крупные логистические компании российские. Они обошли участки, посмотрели все перспективы. Мне уже пишут, «давай срочно землю, мы побежим вперёд, не давай участки никому другому». Сейчас среди них началась конкуренция, и это очень позитивный момент. 

Большие инвестиции планируются в развитие аэропорта. Новый собственник компания «Новопорт» - это крупнейший российский оператор аэропортов в России, у которого самый большой пассажирский трафик. Со следующего года они начинают строить новый терминал аэропорта, не дожидаясь ничего. Новую взлётно-посадочную полосу мы запускаем в следующем году. Таким образом, будут новые воздушные ворота к нам, другая авиационная доступность будет до Улан-Удэ. Повысится привлекательность региона, мы сможем больше людей принять, опять же туризм получит новую динамику развития. 

- Кстати про туризм. С одной стороны, власть декларирует туризм на Байкале – гостиницы и инфраструктура, с другой стороны, народ до сих пор сопротивляются туризму. Какой выход?

- Я поддерживаю их сопротивление. Такой туризм, который сейчас существует в Бурятии и на Ольхоне, нам не нужен, и мы не стремимся его развивать. Нам не нужен миллион дешёвых туристов, которые приехали, ничего не заплатили, не создали рабочих мест – прошлись, намусорили и ушли. 

Мы за качественный туризм - нам лучше меньше, но дороже. Чтобы приезжал турист, который может платить за хороший сервис и услуги. Дешёвый турист – это условно 1/10 рабочего места на человека, а дорогому туристу нужен ресторан, спа, музей, что-то купить. У него другая потребность и понимание, как он хочет отдохнуть. И это другие условия для развития туризма в Бурятии. Надо построить хорошую гостиницу, ресторан, зону отдыха, хорошие очистные. Это должна быть облагороженная территория. И такая территория не создаст факторов раздражения для местных жителей, она наоборот даст им рабочие места, доходы и другие условия жизни. 

Вот, к примеру: у нас есть район Турка и посёлок Турка. Туристический район и бедный посёлок. И когда мы всё-таки приступим к практической организации туризма, станет понятно, что надо делать. Нельзя так – здесь всё хорошо, а за забором - не понять что. И если будем учитывать интересы местных жителей, то туризм в Бурятии как таковой не будет вызывать никакого отторжения. 

Когда приехали, машину в Байкале помыли, кострище оставили и мусор под кустами – кому это надо? Я точно не за такой туризм. Мы сейчас на уровне региона пытаемся ввести туристический сбор, который нормативно закреплён только на уровне федерального законодательства. Сбор на неорганизованных туристов, которые просто приезжают на берег. Пусть он будет не большой – 100 рублей на весь период пребывания. Но это нам позволит иметь доходную часть, чтобы обеспечивать уборку территории, нанимать охрану, которая будет курсировать по прибрежной зоне. Могли бы больше содержать медицинских пунктов. Людей приезжает много, а если, например, живот заболит, куда идти? «Скорая» туда доедет-не доедет - ещё вопрос. 

Но мы же не можем делать это всё за наш бюджет. Едут туристы из других регионов, они у нас налогов не платят. Лежат, отдыхают на берегу, а мы никаких доходов не имеем. Зато расходы на безопасность и чистоту мы должны нести. Поэтому введение этой платы за въезд в прибрежную зону было бы целесообразно. У нас есть сейчас плата за въезд в федеральные национальные парки, и они за счёт этого сами себе зарплату платят, всё содержание их с этой платы и производится. В региональные национальные парки въезд бесплатный. Поэтому мы за то, чтобы и это упорядочить. 

- То, что дорожный бум в Бурятии мы все видим. Но в республике отсутствуют дорожные организации, которые способны оставлять деньги в регионе при реконструкции дорог. Что с этим делать? 

- Отсутствие дорожной отрасли в Бурятии - это растиражированный миф. Подразделения иркутского «Труда» имеют бурятскую прописку, и как филиалы платят налоги в нашем регионе. На «Безопасных качественных дорогах» работают 100% бурятские компании. Ещё был читинский «Дорстройсервис», но уже он часть своих активов перерегистрировал, и до конца года должен полностью юридически зайти в Бурятию. 

- Каким образом уговорили?

- Только наших поддерживаем, по-другому никак. 

- В Улан-Удэ из-за снега случился транспортный коллапс. На ваш взгляд, это вина города или стихийное бедствие? 

- Однозначно стихийное бедствие. Лишним уже будет говорить, что такие снегопады были почти 60 лет назад. Но отмечу важный факт - бюджет города на уборку снега, включая наличие уборочной техники и специалистов, закладывается исходя из погодных показателей прошлых лет. 

Несколько лет в Улан-Удэ было мало снега. И если бы мэрия год назад в несколько раз без видимой причины увеличила бы затраты на будущую уборку снега, то те же СМИ подвергли бы город критике. 

Я думаю, в ближайшее время дороги в городе придут в норму. Договорились с Государственной транспортно-лизинговой компанией о приобретении 3 грейдеров. На крайний случай рассматриваем вариант привлечения военной гусеничной техники. Конечно, это большой риск порчи дорог и возникновения уже других проблем в тёплый период. Будем ориентироваться по ситуации. До весны ждать не будем. 

- В марте 2018 года выборы президента России. В чём там будет интерес для простого жителя Бурятии, которому будет предложено проголосовать? 

- Мартовские президентские выборы - важнейшее мероприятие. Крайне важно, чтобы люди пришли и проголосовали, высказав свою позицию. 

Бурятия на этих выборах должна решить несколько задач. Первая – Россия реально находится в достаточно непростых условиях с точки зрения внешнего давления: санкционного и политического. Такого внешнего давления на страну не было даже во время «холодной войны». По сути мы находимся в ситуации тяжёлых экономических и политических боевых действий. Бурятия - это часть России, и население республики также должно сплотиться и показать всему миру, что мы едины и сильны. Чем больше людей придёт на участки и проголосует, тем больше у президента политический актив, тем больше у него внутренней энергии на защиту интересов страны. Бурятии надо показать, что мы активные, что мы республика, которая готова постоять и за Россию, и за себя. 

Вторая задача. Наша политическая активность на выборах в марте 2018 года – это позиционирование республики на федеральном уровне. Всё, что мы пока достигаем по дорогам, очистным, онкоцентрам, ледовому дворцу, мосту – это всё федеральные деньги. Сейчас нас слышат, но как только мы ничего не скажем на выборах, себя не проявим, будем выглядеть «спящим» регионом, то нас тут же и забудут. 

Поэтому я призываю всех жителей Бурятии пройти и проголосовать. Показать, что Россия единая и сплоченная, и что нам «по барабану» все внешние наезды. И что в формате других регионов Бурятия более активная. 

Я являюсь членом «Единой России», партия на прошедшем съезде поддержала Владимира Путина и будет поддерживать его как своего кандидата. 

И у меня большая история когда я работал, нельзя сказать, что в команде Путина, но в непосредственной близости. С 2009 года в аппарате правительства, когда председателем там был Владимир Владимирович, мы работали сутками. То, что мы удержали ситуацию, и в 2010-х годах начался рост – это заслуга его личная. 

Затем была работа в министерстве транспорта России. Я помню строительство полигона «Восточный» и 562 миллиарда рублей объём инвестиций на развитие БАМа и Транссиба. Бурятию это коснулось напрямую - появились новые рынки сбыта нашим предприятиям. Если бы эта программа не реализовывалась, наш «Разрез Тугнуйский» в два раза бы меньше угля экспортировал. Некуда было бы везти, пропускных способностей не хватало, но сейчас они прирастают каждый год. Это опять же к слову о том, что Бурятия является частью России, и как важно, чтобы регион был не «спящим». 

- Вслед за мартом 2018 года Бурятию ждёт ещё и выборная кампания в Народный Хурал в сентябре. Как вы оцениваете работу парламента нынешнего созыва? 

- Я благодарен Народному Хуралу за конструктивное взаимодействие. И абсолютно не лукавлю, и не пытаюсь заигрывать этими словами. С февраля 2017 года у нас по всем вопросам есть консенсус. Хурал не предложил ни одного одиозного проекта, явно лоббистского – это всегда были предложения на пользу людям и республике. И наши соответствующие предложения всегда поддерживал и поддерживает. У меня достаточно хорошие рабочие отношения с Хуралом. Если почитать некоторые СМИ, то диву даёшься интерпретациям различным, и, кроме очередной улыбки, это уже ничего не вызывает. Ситуация искусственно нагнетается, и понятно, что людям просто хочется заработать на мнимом конфликте. 

Я не знаю, за кого конкретно из депутатов республика проголосует на сентябрьских выборах, но с моей стороны инициативы или желания кардинально поменять Народный Хурал нет. 

- То есть «команда Цыденова», которая пойдёт единым фронтом в Народный Хурал – это миф?

- Нет команды Цыденова, есть команда Бурятии. Мне же не нужны люди, которые будут мне в рот заглядывать и всегда кивать. Не может один человек знать все, поэтому нужны люди думающие, принимающие решения, видящие недостатки. У которых есть мнение, жизненный опыт и желание конструктивно работать. 

Источник: https://www.baikal-daily.ru/news/19/289502/
28 Декабря 2017