Харитонова Оюна

Харитонова Оюна

Pret a Porte кочевников

Pret a Porte кочевников

Одежда во все века являлась символом быта человека. А что значит быт? Это стиль жизни, ведь смысл жизни иначе – бытие. Действительно, раньше, лишь взглянув на человека, можно было определить всю его жизнь, род занятий, семейное положение, происхождение, благосостояние. А сейчас, взглянув на человека, мы можем лишь судить о его характере, чувстве стиля, цвета, в некоторых случаях о благосостоянии. 
Если в 21 веке модно по одежке встречать, а по уму провожать, то в древние времена одежда была самым эффективным средством коммуникации, средством передачи генетической памяти. Ведь каждая деталь одежды человека имеет глубокое логическое или символическое обозначение. Давайте рассмотрим этот вопрос сквозь призму традиционной одежды бурят­монголов.

Традиционная одежда бурят кроилась по определенным принципам. Портным необходимо было соблюсти все условия, чтобы в ней было тепло суровой зимой, чтобы она дышала жарким летом, чтобы в ней было удобно сидеть в седле, сидеть на полу, чтобы одежда не сковывала движений во время охоты. Выбор материалов, из которых шилась одежда, был обусловлен родом деятельности и типом хозяйствования: шкурки животных, меха, кожа, овчина, войлок. Богатство нарядов зажиточных бурят завораживало яркими красками и красивейшими материалами – шелк, парча и другие, которые оставались на территории Бурятии вследствие активной деятельности на торговом пути с Китаем. Типы одежды кочевников дифференцировались по следующим признакам: пол и возраст человека, семейное положение, социальный статус и религиозная принадлежность, климатические условия. Так, одежда малышей не имела на первом этапе половых различий, так как считалось, что пока ребенок маленький, он еще не человек, в глазах родителей и родственников это было бесполое божество. Ребенку старались не придавать признаков пола: в его одежде даже не было пуговиц и петелек, которые в бурятской мифологии символизируют мужское и женское начало. Новорожденных детей закутывали в одеяльца из волчьих шкур, так как по поверьям это помогало оберегать детей от нечистой силы, злых духов. Даже имена им старались давать с самыми негативными обозначениями, чтобы злые духи не посягнули на душу ребенка. 
Как только мальчики начинали ходить, они должны были научиться сидеть в седле. Им шили специальные штанишки для верховой езды, а поверх дэгэла или халата повязывали кушак или пояс. Пояс нес в себе огромную силу, в нем были заключены удача всего рода и благословение предков. Именно поэтому во время сговора о свадьбе сына и дочери, отец невесты и отец жениха обмениваются кушаками в знак объединения семей, объединения энергии предков. Когда мальчики взрослели, на кушаке им подвешивали нож в ножнах, трубку и кисет.

Когда юноша становился старше, к аксессуарам, как правило, добавлялись трут и огниво, которые хранились в кожаном мешочке и нередко были украшены серебряными и медными изделиями. Ведь огниво высоко ценилось в те времена, его могли даже предложить в обмен на коня. Относительно одежды женщин все было гораздо сложнее.

Девочка 12­-13 лет уже становилась невестой: на нее одевали отрезные по талии рубашки без пояса, на которых спереди и сзади на уровне живота была нашита оранжевая или красная вставка, которая означала гениталии. К девичьей косе прикрепляли черную ленту, на которой крепились кораллы и серебряные вставки, голову украшали серебряным сердечком – это значило, что к ней можно уже присылать сватов.

horinsk.jpg

Очень интересен обряд, во время которого бурятская невеста принимала символическую смерть, чтобы вновь возродиться в семье мужа. Одежда замужней женщины не цельнокроеная, как у девушек, а сшита из частей. Девичий костюм невесты на свадебном обряде разрезали на части и затем снова сшивали. Это символизировало очищение от всего негативного и защищало от злых духов. Также во время свадебных празднеств невесте меняли прическу: одна девичья коса распадалась на две – это символ соединения мужского и женского начал в женщине, рожающей детей. В праздничные дни костюм замужней женщины усложнялся сложным головным убором, с головы до ног на ней были украшения в несколько ярусов. Структура женского костюма представляла собой многослойный наряд. Независимо от времени года, поверх рубахи – самса и штанов – умдэ, они носили халат – дэгэл. Разве что зимой дэгэл был на меховой подкладке, а летом – из обычной ткани.

Во времена становления материальной культуры бурят на территории Бурятии был широко распространен шаманизм: буряты остерегались злых духов и подносили приношения добрым духам (онгонам). Стремление защититься от злых духов обусловило многослойность в одежде, большое количество серебряных украшений, летние головные уборы. Одеждой старались покрыть как можно больше тела, закрыть его от злых духов, а поверх рубахи и штанов одевали еще и халат, чтобы обмануть нечистую силу или «бохэлдэ».

Когда человек старел, снова менялся его стиль одежды, старикам и старухам шили цельнокроеную тунику, без пуговиц и петель, с самым простым орнаментом, из простого материала. Все это напоминало одежду младенцев. Старуха носила маленькую круглую шапочку или платок, она почти не носила украшений, кроме пары колец, оставшихся от замужества, их дополняли четки. Ради вхождения в образ, старикам даже волосы на голове сбривали наголо. Это было обусловлено тем, что старики так же чисты духовно, как и младенцы, они прошли свой жизненный путь и находятся перед дверью в следующую новую жизнь. Цикл замыкается.

Тенденции мировой современной моды постоянно возвращают нас к истории, возрождая стили разных лет. Также сейчас очень модны на западе эклектика, этника, восточный стиль. Именно поэтому современная молодежь с радостью дополняет гардероб стилизованными национальными бурятскими нарядами. По словам ведущего дизайнера-­модельера Бурятии Ларисы Дагдановой, это обусловлено и западной модой, и повышением интереса к собственной культуре в целом среди молодежи. «К нам постоянно обращаются жители Улан­-Удэ, чтобы сшить свадебное платье в национальном стиле, кто­-то шьет наряды к Сагаалгану, многие увозят наряды в Москву в качестве сувенира, подарка» – говорит Лариса Александровна. Среди популярных элементов традиционного бурятского костюма, используемых в современных стилизованных костюмах, модельер перечислила такие дизайнерские решения, как воротник-­стойка, ассиметричная застежка, навесные серебряные пуговицы, а в качестве материалов используются классические шелк, парча, бархат.

Традиционные бурятские костюмы сейчас одевают на большие национальные праздники: Сурхарбан, Сагаалган, этно­культурные фестивали «Алтаргана», игры коренных народов «Корни», «Игры трех мужей». Очень красивые костюмы демонстрирует во время красочных ярких шоу театр танца «Байкал» под руководством Дандара Бадлуева. Хочется верить, что последующие поколения тоже будут ценить красоту, незыблемость, функциональность традиционных бурятских костюмов. Это наши корни, в традиционной одежде заложена генетическая память истории бурятского народа, вехи развития, особенности жизни и семейного уклада.

Oyuna Kha
14 Февраля 2013